13.11.2017

Российских «сноуденов» становится все больше

Смерть при невыясненных обстоятельствах, принудительное лечение в психиатрическом стационаре и угрозы коллег. Невзирая на печальный опыт предшественников, российских «сноуденов» становится все больше. По мнению правозащитников «Агоры», разоблачения превратились в общественное явление.

«Молчание – золото». Таким принципом традиционно руководствуется большинство госслужащих в России. Есть на этот счет четкие правила: «Типовой кодекс этики и служебного поведения госслужащих России» прямо предписывает «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности госоргана или органа местного самоуправления и его руководителя, если это не входит в должностные обязанности служащего».

Законодательного регулирования в этой сфере в России не существует. Как заключают юристы группы «Агора», гарантии защиты устанавливаются лишь общими положениями о свободе слова, а также вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права. Хотя за рубежом ситуация развивается прямо противоположным образом. Как отметил на Генассамблее ООН в 2015 году специальный докладчик по свободе выражения Дэвид Кайе, по меньшей мере, 60 государств в той или иной форме включили в свои национальные законодательства положения о защите лиц, сообщающих о нарушениях. При этом никто из людей, включенных в доклад «Агоры», за исключением главы Серпуховского района Александра Шестуна, попавшего в программу защиты свидетелей, не получил государственной защиты. Последний, напомним, рассказал о вероятной связи сына генпрокурора Юрия Чайки с историей о крышевании подмосковных казино. Комментирует член Правозащитного совета Петербурга Юрий Вдовин.

Любопытно, что на этом фоне разоблачителей в России становится все больше. После единичных выступлений военнослужащих и сотрудников спецслужб в конце 90-х заметны два пика. Первый – в 2009 году – спровоцировал майор МВД Алексей Дымовский, который в видеообращении к тогда еще премьер-министру Владимиру Путину и офицерам России раскритиковал «палочную» систему и рассказал о злоупотреблениях начальства и нарушении прав сотрудников. Напомним, после публичного выступления Дымовский был уволен, против него возбудили уголовное дело по статье «мошенничество с использованием должностного положения».

Вторая волна началась в 2015 и продолжается до сих пор. Теперь наравне с сотрудниками полиции о нарушении своих прав и массовых сокращениях рассказывают медики. А инициативу учителей на время перехватили школьники, которые снимают на видео, как преподаватели называют их предателями родины за участие в митингах против коррупции. На волне всеобщих разоблачений бывшие сотрудники так называемой «фабрики троллей» раскрывают внутреннюю кухню «Агентства интернет-исследований». Все эти эпизоды приобретают широкий резонанс в СМИ. В марте, например, Meduza выложила полную расшифровку беседы директора школы в Брянской области с учениками об Алексее Навальном и геополитике. Видео снял один из школьников. А в октябре телеканал «Дождь» представил первое видеоинтервью с экс-сотрудником американского отдела «фабрики троллей».

Руководитель «Агоры» Павел Чиков прогнозирует, что разоблачения все больше будут распространяться «по горизонтали», и особенно активно представители различных сфер – от работников МЧС и ФСИН до ученых - будут критиковать последствия ведомственных реформ.

По данным «Агоры», лишь 11 из 124 случаев обошлись для разоблачителей без последствий. Чаще всего таких людей увольняли, нередко они становились фигурантами уголовных дел. Коллеги и начальство как правило угрожают и мстят разоблачителям, на них оказывают давление и применяют физическое насилие. Правозащитники перечисляют и несколько случаев загадочных смертей, например, историю подполковника госбезопасности Александра Литвиненко и бывшего главы РусАДА Никиты Камаева, который собирался написать книгу о применении допинга в российском спорте.

Отвечать за правду пришлось, в частности, белгородскому полицейскому Сергею Татаринцеву: после того, как в 2013 он опубликовал видеообращение о фактах коррупции, Татаринцева пригласили в отдел якобы за выходным пособием и избили. А петербургского кинолога Оксану Семыкину в августе этого года принудительно поместили в психиатрическую больницу. Этому предшествовал разговор с начальством по поводу сверхурочной и неоплачиваемой работы в Центре кинологической службы ГУ МВД, запись которого экс-сотрудница выложила в соцсети. Финал этой истории относительно позитивный: петицию в защиту кинолога на change.org подписали свыше 230 тысяч человек, в конце октября Оксана Семыкина вышла из больницы. Правда, как писал «Город 812», на борьбу она не настроена, а Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело

Поделиться
Комментировать

Рекомендуем

Работодатель имеет право выплатить сотруднику 20% зарплаты в «натуральной форме».
На фоне экономического кризиса Роструд решил напомнить бизнесменам о подзабытой с 90-х годов «опции».
Ксения Собчак решила открыть в Петербурге предвыборный штаб
Несмотря на довольно неоднозначное отношение к телеведущей в родном городе.
Пояснения ФНС к поправкам в Налоговый кодекс лишь обобщили накопившуюся судебную практику, считают юристы
Тем не менее, эти документы должны упростить борьбу с бизнесменами, уклоняющимися от уплаты налогов.

Комментарии

На данный момент никто не оставил комментариев.