Павел Лепшин
23 декабря 2016

Возможно ли в нашей стране победить коррупцию?

К сожалению, в настоящее время и в обозримом будущем это невозможно. Поскольку борьба с коррупцией это вопрос прежде всего идеологии. А в нашей стране ее нет. «У нас нет никакой, и не может быть другой объединяющей идеи кроме патриотизма», – не так давно констатировал президент нашей страны.

Но патриотизм в стране, в которой 90% всего принадлежат 1% населения, а 99% населения делят оставшиеся 10%, двумя этими группами людей толкуется совершенно по-разному.

В нашей стране даже по официальным данным 18.8 миллионов граждан с доходом ниже прожиточного минимума.

Именно поэтому говорить о единой государственной идеологии, в том числе и в части борьбы с коррупцией, приходится в условиях, когда народ (99%) и элита (1%) едва терпят друг друга.

Поэтому в подходах к борьбе с коррупцией, представляющую собой в настоящее время борьбу 1% населения, с самим собой на глазах 99% населения, исключенных из этого процесса, в силу тотальной нищеты не приходится.

На этой зыбкой почве не может быть построено ни единого подхода, ни государственной идеологии в этой области.

Патриотизм, который предлагают в качестве идеологии, это, несомненно, необходимая часть любой государственной идеологии, но сам по себе он – не идеология. Чтобы стать идеологией, патриотизм нужно «сцепить» с идеями, устремлёнными в будущее и гарантирующими реализацию патриотических ценностей.

В 1991 году в нашей стране либеральная идеология победила, а коммунистическая проиграла. Но мы как-то быстро забыли, что победившая идеология это идеология НТС, идеология генерала Власова, идеология Керенского, в конце концов.

Видимо осознав этот досадный факт, наличия идеологической бреши в государственной политике, в последнее время было решено вернуться к советскому гимну и реабилитировать триколор, который был запятнан власовцами, но реабилитирован в Крыму и Новороссии.

Именно в это время в Петербурге появляется памятная доска фельдмаршалу Маннергейму, а в Ростове-на-Дону готовы поставить памятник атаману Краснову, а этим летом на российских монетах заменили орла, и теперь там красуется расправивший крылья имперский орёл со скипетром и державой в лапах.

Большинство наших граждан не готово признать своей идеологией и либеральную идеологию потребления, поскольку либеральная экономическая модель развития общества приводится в действие концепцией, идеей о том, что экономический рост идет на пользу человечеству, и что чем больше рост, тем шире распространяются преимущества.

Эта вера также имеет и следствие, люди, превосходящие других в разведении пожара экономического роста, должны быть возвеличены и вознаграждены, в то время как рожденные в отдалении от него предназначены для эксплуатации.

Однако экономический рост в нашей стране приносит пользу лишь малой части населения и влечет неуклонное и значительное ухудшение жизни для большинства населения.

Когда люди вознаграждаются за жадность, жадность становится движущей силой развращения. Когда мы придаем ненасытному потреблению статус, приближенный к святости, когда мы учим наших детей подражать людям, ведущим неуравновешенный образ жизни, и когда мы объявляем огромные количества населения подвластными элитному меньшинству, мы напрашиваемся на неприятности. И рано или поздно мы получаем их.

Поделиться
Комментировать

Популярные посты автора

Жизнь и «дела» замечательных людей. «Дело Сердюкова»
Эта статья задумывалась мной как обличительная, но у меня ничего не вышло. Потому что Сердюков гениален, а я адвокат.
Жизнь и «дела» замечательных людей. Сердюков - 2
Триумф вертолетов России, Сердюков и зиккурат
Жизнь и «дела» замечательных людей. Алексей Улюкаев и электронный браслет
Некоторые предположения относительно сущности происходящего

Комментарии

Ирина   25 декабря 22:20

Уважаемый Павел, почему Вы решили, что успех борьбы с коррупцией зависит от наличия в государстве идеологии? Какая идеология в Канаде? Думаю, существует немало государств, в которых запрещена идеология, но коррупция, в то же время, на низком уровне. А СССР, вспомните, какой-нибудь "край непуганых секретарей" (отдаленные обкомы-крайкомы). Мне кажется, что бесконечные рационализаторские варианты, как побороть коррупцию, возникают именно из-за того, что побороть ее невозможно.

Павел Лепшин   26 декабря 14:00

Уважаемая Ирина, ваши утверждения относительно низкого уровня коррупции в либеральной Канаде, мягко говоря, несколько преувеличены, поскольку согласно чёрному списку Мирового Банка за 2013 год Канада находится на первом месте по количеству компаний, замешанных в коррупции (в основном подкуп представителей иностранных государств http://www.huffingtonpost.ca/2013/09/18/world-bank-corrupt-companies-canada_n_3948280.html), а предыдущее либеральное правительство Канады потеряло свою власть благодаря скандалу с рекламными агентствами (Sponsorgate, http://en.wikipedia.org/wiki/Sponsorship_scandal), когда рекламные агентства, близкие к либеральной партии получали правительственные контракты на рекламу без конкурса, либо с “подготовленным“ конкурсом, и часть денег потом отстёгивалась обратно в казну либеральной партии на предвыборные расходы. А в СССР, неотъемлемой частью существующей на тот момент идеологии было признание взяточничества контрреволюционной деятельностью, и Уголовный кодекс 1922 года предусматривал за это преступление расстрел. Позднее в Уголовном кодексе того времени, появилась статья 93.1, которая за хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах (это было на то время свыше 50 тысяч рублей), независимо от способа хищения, предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества, со ссылкой или без таковой или смертной казнью с конфискацией имущества. Таким образом, с коррупцией в СССР всегда боролись жестко. Во времена Сталина любое должностное преступление с целью личной наживы выжигалось каленым железом, вплоть до родственников тех, кто был виновен в коррупционных преступлениях. Наказаний боялись все, и можно сказать, в борьбе с коррупцией в СССР к началу 50-х годов наблюдались крупные успехи. Многие историки считают, что Сталину удалось практически свести коррупцию в СССР на нет.