Артем Хачикьян
14 декабря 2017

Неподдельный интерес

"Инвестиции в предметы искусства являются хорошим способом как диверсификации вложений, так и получения достойного дохода. Вместе с тем, им присущи и специфические риски, прежде всего – риск подделки". Артем Хачикьян, директор представительства АО «ФИНАМ» в г. Санкт-Петербург

Альтернативные инвестиции, то есть инвестиции, не связанные с вложениями на традиционных рынках (в финансовые инструменты, депозиты, инвестиционные монеты и слитки из драгметаллов, недвижимость и т.д.), вызывают большой интерес у инвесторов по всему миру. Правда, интерес этот постоянно меняется от сегмента к сегменту, что, несомненно, стоит учитывать при выборе объекта вложений.

Так, по данным консалтинговой компании KNIGHT FRANK, основными драйверами роста стоимости активов на рынке альтернативных инвестиций (согласно методике расчета интегрального индекса Knight Frank Luxury Investment Index) на сегодняшний день являются вина (рост цены за прошлый год на 24%), винтажные автомобили (+9%), коллекционные монеты (+6%) и часы (+4%). Учитывая, что все эти доходности рассчитаны в валюте, выглядит действительно привлекательно.

Правда, например, предметы искусства дорожали в последнее время гораздо меньшими темпами. Однако при этом следует учитывать дальнейшие перспективы каждого вида для инвестирования в отдельности. Для этого необходимо понимать, как создается ажиотаж, из-за чего возникает дефицит или избыток предложения товара. Так, в винном бизнесе очень важна урожайность. В автомобильном сегменте, в основном, рост рынка определяют штучные рекорды конкретных лотов, которые выставляются на аукционах. Сейчас появился еще один фактор непредсказуемости в сфере альтернативных инвестиций - азиатские инвесторы, которые сильно двигают данные рынки.

В связи с этим, например, интересны данные, представленные в первой половине 2017 года аукционным домом Christie’s. В отчете говорится, что аукционные продажи растут в большей степени за счет произведений искусства (+29% по сравнению с тем же периодом 2016 года). Стабильный рост спроса на произведения искусства свидетельствует о том, что период стагнации для этого рынка, длившийся около двух лет, постепенно заканчивается. По версии того же аукционного дома, 35% от общего числа участников аукционов - клиенты из стран Азии, причем азиаты стали тратить на 39% больше, чем годом ранее. У этих покупателей возникает четкий спрос на предметы, связанные с искусством импрессионизма, модернизма и декоративно-прикладным искусством. Большое внимание начинает уделяться инвестициям в живопись, причем, что удивительно, относительно современную. Так, картина Жана-Мишеля Баския «Без названия», написанная в 1982 г., была продана за $110,5 млн (по информации от аукционного дома Sotheby’s, 2017).

При этом живопись - сложная форма инвестирования, требующая большей экспертизы и вовлеченности со стороны инвестора. Стоит учитывать такие факторы, как, например, цикличность спроса на определенные типы картин. Но самый большой риск при инвестировании в живопись – это, безусловно, фактор наличия обширного рынка фальсификата.

Этот вид криминального бизнеса существует в истории человечества, по крайней мере, несколько столетий и умирать не собирается. Имитация художественных образов, сюжетов, стиля и манеры письма популярных, а стало быть и коммерчески выгодных, художников всех эпох приносит неплохой доход. При этом фальсификаторы внимательно следят за рыночными трендами.

Возьмем, к примеру, антикварную живопись. В данном сегменте мода на полотна возникает с лагом примерно в сто лет от момента их создания. Так, в XVIII веке стали популярными произведения фламандских живописцев столетней давности, в XIX веке - французских XVIII века, в XX веке неимоверной популярностью пользовался XIX-й. Фальсификаторы, послушно следуя духу времени, старались угодить покупателю. В настоящее время самый подделываемый живописец - знаменитый Жан-Батист Камиль Коро (Jean-Baptiste Camille Corot), написавший 600 работ. Только на американском рынке сейчас циркулирует три тысячи его произведений, признанных «подлинными». В России наиболее подделываемый живописец – И.К. Айвазовский. За свою долгую жизнь им было создано около шести тысяч картин, а сейчас считаются подлинными уже шестьдесят тысяч.

Скромный, пока еще, российский арт-рынок оценивается в 1,5 миллиарда долларов. По оценкам экспертов, подделки занимают до 50% от общей суммы сделок с предметами живописи. Так что желающим инвестировать в живопись, имеет смысл хотя бы в основных чертах иметь представление о том, как устроен рынок подделок.

Первое его звено – копии. Копийная практика - неотъемлемая часть художественного образования, благополучно живет и здравствует. За столетия художниками написано огромное количество копий, главным образом - в целях повышения собственного мастерства. Копии писались, в том числе, учениками в мастерских известных художников с их оригинальных работ. Попробуйте теперь поставить под сомнение авторство картины Рубенса, если время создания, материал, техника полностью совпадают, да и сам маэстро приложил руку к произведению.

Второе – фальсифицированный подлинник. Технология такая. Приобретается недорогая оригинальная картина XVII–XX вв. Часть верхних красочных слоев удаляется и картина дописывается в стилистике популярного или, по крайней мере, известного мастера. Разброс вариантов здесь огромный - от переделки портрета неизвестного лица в лицо известное, до внесения изменений в пейзаж и преобразование его, скажем, из южно-европейского в среднерусский.

Третье – это фальшивка. Приобретается оригинальная основа и на ней от начала до конца пишется имитация произведения конкретного мастера.
Есть и четвертое звено – коррупционное. Дилер заключает «джентльменское соглашение» со здравствующим популярным художником. Поставляет ему картины, написанные в его манере, ну а маэстро просто ставит подпись.

Таким образом, приобретение оригинального произведения дело непростое. По шуточному утверждению одного известного эксперта, «если хотите 100 процентную гарантию, то стойте у художника за спиной, пока он рисует, и как только закончит, забирайте картину».
Значит ли это, что инвестировать в предметы живописи не стоит? Вовсе нет. Доходность таких вложений порой исчисляется десятками, если не сотнями процентов годовых, что может компенсировать даже довольно высокие риски.

Другое дело, что для улучшения соотношения риск/доходность разумно предпринять меры для уменьшения рисков. Например, при покупке дорогостоящих картин пользоваться заключением не одного, а нескольких экспертов. Или применить «дедовский» метод П.М. Третьякова, который лично посещал мастерские художников и часто покупал картины «на корню», еще до выставок или на выставках до их открытия для широкой публики. С 1856 по 1898 год он истратил на создание коллекции около миллиона рублей; стоимость же его собрания к тому времени оценивалась примерно в 10 раз дороже. Правда, такой подход требует от инвестора большой личной вовлеченности в процесс – иными словами, он сам должен стать экспертом.

Поделиться
Комментировать

Популярные посты автора

Макропроблемы микрофинансов
В середине ноября Центробанк сообщил о разработке экономических нормативов на рынке микрофинансирования. По сути, это означает начало..
Инвестиции с особым искусством
Россияне постепенно отходят от потрясений, связанных с экономическим кризисом и начинают думать об инвестициях. Много внимания уделяется..
Можно ли заработать на биткойнах?!
"Биткоин остается вне российского правового поля. При этом инвестиции в криптовалюту представляются вполне интересной идеей — с начала года по..
Знание – сила: налоги и вычеты на финансовых рынках
Хотелось бы поделиться с читателями ключевыми моментами в вопросе налогообложения некоторых финансовых инструментов. Это будет интересно тем, кто..

Комментарии

На данный момент никто не оставил комментариев.