Павел Лепшин
16 июня 2017

Не заданный президенту вопрос: зачем Россия наращивает инвестиции в экономику США?

Россия в очередной раз увеличила вложения в казначейские облигации США. Несмотря на сложные отношения между странами, ставка сделана именно на US Treasuries. Это сделано якобы в связи с тем, что России необходимы низкорисковые инструменты для формирования резервов, которые могут пригодиться в случае обострения кризиса.

Рост российских вложений в американские облигации в настоящий момент выглядит странным, поскольку отношения между нашими странами, мягко говоря, далеки от идеала. Санкции, контрсанкции, всевозможные «черные списки» и прочие ограничительные меры не способствуют нормальным прагматическим экономическим отношениям. Но когда речь заходит о резервировании денег, политика почему-то остается в стороне.

Средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) также вкладываются в US Treasuries. А ФНБ, по определению Минфина, - это часть механизма пенсионного обеспечения граждан России.

Между тем, доллар по-прежнему является главным инструментом экспансии США по всему миру, а валютная война (конкуренция девальваций) исторически всегда предшествует войне реальной.

Конкуренция девальваций идёт непрерывно. Азиатский финансовый кризис 1997 года, дефолт в России в 1998 году, глобальный финансовый кризис 2008 года, обвал фондового рынка Китая в 2015 году и секторальные санкции против России…

Всё это отдельные проявления мировой (валютной) войны, которая стартовала сразу после Второй мировой и не прекращалась всё это время, даже после крушения СССР и окончания войны холодной.

Изменения последнего времени коснулись лишь верных вассалов США, а глобализация «для всех» - временно ограничена и превратилась в создание защищённого пространства «для своих». Для «всех остальных» США оставили только углубление и масштабирование конфликтных зон.

Вместе с тем, долг США в 20 триллионов долларов не обеспечен внутренними активами, и погасить его США не в состоянии, это факт. Но фактом является и то, что финансовая система США продолжает работать и наращивать долги.

Что всё это означает для оставленной за бортом западного проекта России? В первую очередь, это окончательная потеря сбережений, отсутствие импорта технологий, утечка мозгов, потеря финансовых авуаров и поэтапное отключение от западной финансовой инфраструктуры.

Совершенно очевидно, что рассчитывать в дальнейшем Россия должна прежде всего на себя. Альтернативой самостоятельному сценарию развития является полная сдача суверенитета на аутсорсинг в обмен на возможный процент от доходов глобальной управляющей компании.

Конкурирующие стратегии не могут существовать в общей экономической метрике. Это необходимо жёстко отфиксировать для себя и не питать иллюзий по поводу политически неангажированного общего финансового рынка. Страна, претендующая на самостоятельную политическую роль в стремительно меняющемся мире, обязана иметь внутренний драйвер экономического роста.

Вслед за политическим разводом неизбежно должно произойти и разделение промышленных проектов, инвестиционных моделей и систем управления долгосрочными рисками. Речь не о поддержке малого и среднего бизнеса, а о строительстве новых политических и экономических институтов, что потребует колоссальных инвестиций. И понимать, кто завтра (через 20–30 лет) будет отвечать по взятым на себя обязательствам, надо уже сегодня.

Поделиться
Комментировать

Популярные посты автора

Мир. Труд. Май. Ленин.
«Даже известное известно лишь немногим…»
Жизнь и «дела» замечательных людей. «Дело Сердюкова». Итог
«О государстве лучше всего судить по тому, как в нём судят». Ежи Лец
Россия, Украина и Майские указы
Человеческий ум, неспособный даже когда-либо полностью объяснить себя, тем более неспособен объяснить или предсказывать результаты взаимодействия..

Комментарии

Egeny   18 сентября 17:17

Всё равно не понимаю: зачем хранить деньги в кармане недружественного "соседа"? Ну, если только, руководство этой конторы полностью зависит от заокеанских хозяев.

Павел Лепшин   19 сентября 10:39

Да, Egeny, хотя открыто это не озвучивается, но витает в воздухе, и просматривается косвенно в предпринимаемых действиях, - глобальная зависимость практически всех внешне независимых стран и притворство многих противостояний.