К размещению российских евробондов

Данное событие последних дней действительно неординарное и потому требует обсуждения. Его давно анонсировали, потом отменяли, снова запускали весь процесс, и, наконец, все состоялось. Как теперь можно оценить итоги?

Есть разные мнения от бравурно оптимистичных, до критически негативных. Мне же представляется, что прошедшую операцию нельзя оценивать как финансовую, это политический акт, но какой?

При оценке данного шага с экономических позиций возникает очень много закономерных вопросов.

Размещение Минфина России произошло по ставке 4,75% годовых, при этом весь объем евробондов составил $1,75 млрд. Всего же бюджет 2016 года, по закону, допускает реализацию ценных бумаг в сумме до $3 млрд. Насколько стране сейчас нужна такая сумма под такой процент? Да, в общем, незачем.

За год Россия увеличила вложения в казначейские обязательства Соединенных Штатов Америки на $20 млрд. с $66 млрд. в апреле 2015 года до $86 млрд. марте 2016 года под 1.7% годовых. То есть мы берем у западных кредиторов деньги под больший процент, чем при этом сами же даем им в долг. Разумной финансовой логики здесь нет никакой. Но есть политическая – идеологически выдержанное участие российских финансовых властей в деле поддержания мировой финансовой системы, пусть даже в ущерб национальной. Рационального объяснения данные действия не имеют – это политика на уровне верования.

Однако есть возможность и другой политики. Россия находится под санкциями, прежде всего в финансовой сфере. И эти санкции необходимо как-то обходить и прорывать, или, по крайней мере, троллить их организаторов. И для этого суммы в $1,75 млрд. не так уж и жалко.

По наблюдениям агентства Bloomberg, покупателями российских еврооблигаций являлись, прежде всего, иностранные компании. При этом спрос был повышенным — на уровне примерно $7млрд. И это демонстрирует провал давления организованного официальными представителями США, открыто и настойчиво рекомендовавшими западным инвесторам не покупать российские ценные бумаги.

Успешный опыт в данном раскладе может быть распространен дальше. Основными институтами в современной России, нуждающимися в рефинансировании, является не государство, а коммерческие компании и финансовые организации. Если санкции в финансовой части будут прорваны, то для них это окажется крайне важным. Предлагаемый в таком случае процент (сейчас невыгодный для государства) будет для них куда привлекательнее нынешней ставки ЦБ РФ.

Опять же, почему государство вкладывает средства в казначейские обязательства США под низкий процент, а не кредитует собственные банки и собственную промышленность (правда, предоставляя им госгарантии под зарубежные проценты) – это снова вопрос политики.

Собственно, это и есть две возможные политические версии объяснения случившегося события. Желающие могут выбрать наиболее понравившуюся.

Есть третья идея. Но она гораздо приземлённее. Любой процесс имеет сопутствующие расходы. «Несем пшеницу со склада – по дороге отсыпаем. Возвращаем пшеницу на склад – по дороге отсыпаем».

И на покупке американских трежерис, и на размещении российских евробондов зарабатывают. Как официально, так и не совсем.

И может быть все дело не в большой политике, а в этих малых радостях?

Поделиться
Комментировать

Комментарии

На данный момент никто не оставил комментариев.